Черная оспа в Москве в 1959 году. Очередной вирусный контент - Chirkun.ru

Давно у меня в блоге не было интересных историй и гостей.

И вот сегодня у меня пост, который любезно разрешил разместить у себя Денис Буточников.

Денис писатель, режиссёр, сценарист, автор многочисленных статей, рассказов, повестей. Сейчас работает учителем географии и ведет очень интересный и познавательный блог в инстаграме.

Экскурс в историю

Натуральная оспа или, второе название, чёрная оспа – высокозаразная вирусная болезнь, известная человеку с глубокой древности.

Трудно сказать, когда на Земле появился первый вирус оспы, но, скорее всего, это произошло примерно 68 тысяч лет тому назад. Однако человек стал страдать от этого вируса гораздо позже – в начале нашей эры и перешёл он к нему, видимо, от верблюдов в Азии.

Первая, достоверно известная эпидемия чёрной оспы была в Китае в IV веке нашей эры. Смертность от этой болезни в то время была гигантская – до 70%. Япония, которая потеряла треть своего населения, считалась, по тем меркам, вообще практически не пострадавшей.

На первом этапе распространение болезни сдерживалось низкой плотностью населения и его слабыми транспортными и социальными связями. Поэтому очаги оспы были очень локальными. Но с развитием человечества, увеличением плотности населения и появлением более обширных международных связей болезнь охватила всю обитаемую часть планеты, унося гигантское количество жизней.

С XVIII века постепенно начинается противооспенная вакцинация. Только для вакцины использовали не вирус натуральной оспы человека, как это делали раньше, а вирус коровьей оспы (чуть позже телячьей). Такой вирус не вызывает у человека серьёзной болезни, но позволяет получить необходимый иммунитет. В 1800 году вакцинация стала обязательной в английской армии и флоте. В 1807 году Королевство Бавария (ныне не существующее) стало первой страной с обязательной вакцинацией. В России вакцинацию стали проводить с 1801 года, а всеобщей и обязательной в СССР она стала с 1919 года.

В настоящее время натуральная оспа, как болезнь на нашей планете, полностью ликвидирована. Последний случай заражения естественным путём произошёл в 1977 году в Сомали (Восточная Африка). Официально об искоренении оспы в мире было объявлено в 1980 году на Ассамблее ВОЗ. Примерно с 1982 года в разных странах перестали делать прививки от оспы в виду их ненадобности.

Возможно ли возращение этой болезни? Практически нет. Хотя в мире есть две официальные лаборатории (одна в России, другая в США), где хранятся вирусы оспы. Но, к сожалению, могут быть и не официальные места, где сохранился этот вирус. Например, в 2014 году в одном из институтов в США случайно обнаружили забытую картонную коробку с пробирками вируса натуральной оспы. Конечно, находка была уничтожена, но где гарантия, что она была единственной в мире?

Черная оспа в Москве

Представьте себе ситуацию: во всём цивилизованном мире про натуральную оспу уже давно забыли (в СССР она была полностью ликвидирована к 1936 году) и вдруг, в 1959 году, не где-нибудь, а в Москве, вспыхивает эпидемия чёрной оспы! Эта эпидемия в состоянии выкосить половину человечества! Впрочем, благодаря усилиям наших врачей и правительства, до эпидемии, к счастью, дело так и не дошло. А дело было так…

Поездка в Индию

53-летний художник-плакатист, который прославился своими агитационными плакатами в годы Великой Отечественной войны, дважды лауреат Сталинской премии (а по тем временам это было очень круто!) Алексей Алексеевич Кокорекин отправляется в двухнедельную поездку в Индию.

Алексей Алексеевич Кокорекин

Индия была очень дружественной нам страной и мы всячески налаживали с ней разного рода отношения, начиная от политических и заканчивая экономическими.

Поездка Кокорекина являлась примером культурных связей между двумя странами. Но вся беда в том, что в те времена в Индии ещё существовала опасность заразиться чёрной оспой. Поэтому перед вылетом Кокорекин сделал дополнительную прививку. Правда, изучая этот вопрос, многие потом усомнились, что он её сделал. А может, с вакциной было что-то не то…

В общем, Кокорекин уезжает в Индию, посещает там многие достопримечательности и, в числе прочих мероприятий, принимает участие в ритуальном сожжении брамина (член высшей варны индуистского общества) и даже покупает часть вещей, принадлежащих ему, в том числе ковёр ручной работы. Скорее всего, именно на этой церемонии и в этих вещах был вирус оспы, который и подхватил Кокорекин.

Домой, в Москву

23 декабря 1959 года Кокорекин возвращается в Москву и к вечеру жалуется на плохое самочувствие. Но вся беда в том, что часть привезённых сувениров он сразу же по приезде раздаёт своим друзьям и знакомым, которые что-то оставляют себе, а что-то несут в комиссионный магазин с тем, чтобы выгодно продать индийские сувениры.

Еще можно почитать  Такого больше нет нигде. Уникальные места Волгоградской области.

Самочувствие художника стремительно ухудшается. Семья вызывает «скорую помощь» и Кокорекина забирают в больницу. Врачи не могут сразу поставить диагноз: симптомы слишком общие и под них попадает множество заболеваний, а про чёрную оспу они вообще могли подумать лишь в самую последнюю очередь. Ведь её как бы не существовало!

Сначала сошлись на тяжёлой форме гриппа и стали лечить именно от него. Но самочувствие Кокорекина ухудшалось буквально с каждым часом, а появившаяся на теле сыпь уже вызвала сомнение, что это грипп (хотя врачи и допускали аллергическую реакцию).

В больнице

27 декабря Кокорекина перевезли в Боткинскую больницу Москвы и разместили в отделении среди больных гриппом, поскольку другого диагноза поставлено не было. Кокорекин наблюдался целым консилиумом врачей. Уже стало ясно, что это не грипп, но тогда что? Существует информация, что кто-то из молодых врачей тогда высказал мнение, что это натуральная оспа. Но к этому высказыванию не отнеслись серьёзно, а сам врач не стал настаивать на своей версии. Серьёзным промахом было и то, что врачи не придали должного значения тому, что Кокорекин вернулся из Индии, сначала всё списывая на перемену климата, а потом на какую-нибудь экзотическую болезнь. А вот про оспу, которая там ещё встречалась, просто не подумали…

Уже 29 декабря, прямо накануне Нового года, Алексей Кокорекин умер. В этой смерти и в неправильном диагнозе врачей винить нельзя. Во-первых, сама болезнь протекала очень скоротечно – менее 5 дней. Во-вторых, в первые дни симптомы настолько общие (температура, кашель, тупые боли в теле, ломота), что они могут подойти под огромный список заболеваний, тем более, если учесть, что человек до этого две недели был в совершенно других климатических условиях и на непривычном для него питании. В-третьих, чёрная оспа в то время существовала уже только в учебниках и за последние часы жизни художника поставить ему такой диагноз было сложно.

Он умирал на глазах врачей, они боролись с отёком лёгких, который появился у больного (никаких аппаратов ИВЛ тогда не существовало – только кислородная подушка!) и им было уже не до диагнозов – надо было спасать от того, от чего он умирал, а не ставить диагнозы.

Диагноз

После смерти Кокорекина ситуация изменилась. Теперь уже надо было не спасать, а неспеша найти причины смерти. О гриппе уже никто и не думал. Теперь уже предполагали всё, что угодно, включая чуму. Поэтому Кокорекина кремировали в закрытом гробу, а его тело отвезли в сопровождении милиции на автобусе, в котором никого, кроме водителя в костюме химической защиты, не было. Самым лучшим и правильным вариантом было отправить в НИИ вирусологии образцы тканей Кокорекина, что и было сделано.

Конечно, хуже всего в те дни пришлось даже не врачам, а семье художника. Представьте, его увозят в больницу ещё вполне в удовлетворительном состоянии, потом несколько дней никого не пускают к нему и даже не говорят что с ним, а потом тайно кремируют, даже не дав семье проститься. Такое не пожелаешь и врагу…

Но проходят новогодние праздники и всё становится гораздо хуже: во-первых, ещё при вскрытии известный патологоанатом академик Николай Александрович Краевскй поставил диагноз – натуральная оспа и тогда врачи поняли, что в город пришла большая беда, ведь уже несколько дней оспа «гуляет» по Москве. Во-вторых, у больных, которые контактировали с Кокорекиным стали обнаруживаться те же признаки болезни, а, в-третьих, академик Морозов из НИИ вирусологии, только взглянув в микроскоп, сообщает: натуральная оспа – других вариантов нет!

В розыск!

А дальше надо было найти людей, которые контактировали с Кокорекиным после его возращения из Индии и заключить их в карантин. Более того, надо было найти вещи, к которым прикасался Кокорекин, и либо уничтожить их, либо продезинфицировать (вы же помните, что вирус оспы очень живучий и легко передаётся с помощью предметов).
Легко сказать, легко мне было написать эти строчки сейчас, а теперь представьте, как это сделать!

Больной Кокорекин летел в самолёте. Несколько часов он дышал на пассажиров в его салоне. Каждый из них мог заболеть или стать носителем вируса. По прилёте в Москву каждый пассажир самолёта из аэропорта поехал в город на такси или на общественном транспорте, а значит, мог запросто передать инфекцию окружающим, а те, в свою очередь, другим и так далее.

Еще можно почитать  Мнуши. Десерт для тела

Как отследить эти связи? Разве вы в состоянии вспомнить, с кем вы ехали в автобусе или метро пять дней тому назад? Да даже если вспомните, что рядом с вами стояла женщина в красной шляпке, где теперь её искать? С кем она успела проконтактировать за это время?

Не легче обстояло дело и с вещами, которыми пользовался художник. Как вспомнить и отследить, куда он заходил в эти дни, за какие ручки брался, что кому передавал, кто потом контактировал с его вещами и где сейчас эти вещи и люди! Часть сувениров, привезённых им из Индии, попала в комиссионный магазин. Там их уже рассматривали и брали в руки сотни людей, а кое-что уже и купили…

Проследить пути и цепочки распространения вируса в огромном, многомиллионном городе — практически невыполнимая задача! А если к этому добавить, что прошло уже несколько дней, что тогда не было камер видеонаблюдения и невозможно было увидеть, кто прикасался к ковру из Индии, выставленному на продажу в магазине, не было той мощной электроники, баз данных, СМС оповещения, что есть сейчас. То становится понятным, какой подвиг совершили люди, задействованные в борьбе с этой инфекцией!

И вы, наверное, помните, какая смертность у чёрной оспы… цифры гигантские! Вот почему сообщение о появлении в Москве этой болезни вызвало такую активность врачей и всех органов власти. В столице крупнейшего государства мира объявилась, казалось уничтоженная, смертоносная и крайне живучая инфекция, лекарства от которой не существует.

Конечно, население Москвы в то время было уже полностью привито (вакцинация была обязательной и всеобщей ещё в первые годы жизни ребёнка), но Кокорекин-то заболел! Заболели и другие, кто был с ним рядом, значит, вирус нашёл лазейку в их иммунитете!

Найти и обезвредить

На первом этапе стали выявлять тех, с кем контактировал или теоретически мог контактировать Кокорекин.

В первую очередь, это были пассажиры самолёта, в котором он летел. С ними было проще – их список предоставил Аэрофлот.

На ноги была поставлена вся милиция города: надо было как можно быстрее найти этих людей и отправить их в карантин, пока они не заразили окружающих. Счёт времени шёл на часы, его уже и так прошло слишком много с момента возможного заражения.

Параллельно с этим надо было восстановить все контакты пассажиров того рейса и найти людей, с которыми они проконтактировали, ну и так далее…

После самолёта Кокорекин ехал в город на такси, значит, надо было найти эту автомашину и изолировать её, потому что она стала потенциально опасной, отправить в карантин водителя и всех пассажиров, которых он возил за эти дни.

Когда Кокорекин заболел, его принимал обычный врач. Врача найти было несложно, а вот его пациентов, которых он принимал после Кокорекина – гораздо сложнее. Представляете, сколько их было!

Надо было найти всю семью художника, потому что она наверняка успела заразится от него и привезённых им вещей. С одной стороны, это несложная задача – адрес был известен, а, с другой, они как назло выехали из города в неизвестном направлении. Это значило, что вирус уже вырвался за пределы Москвы, чего допустить было никак нельзя.

Армия, милиция и КГБ против оспы

По тревоге на ноги были поставлены все: врачи, милиция, КГБ (Комитет Государственной Безопасности, нынешнее ФСБ) и даже армия. События происходили в декабре 1959 — январе 1960 года. В то время СССР обладал очень мощной административной машиной, способной на любые подвиги.

Почти одновременно по адресам проживания пассажиров того злополучного рейса из Индии были направлены медики в противочумных комбинезонах и сотрудники милиции. Их семьями грузили в специальные автобусы и везли в Боткинскую больницу Москвы, где уже были подготовлены помещения под карантин.

Саму больницу перевели на казарменное положение (в ней, на тот момент, находилось более 5 тысяч пациентов и врачей) никто, включая медперсонал, не мог покидать территорию больницы.

Но вы же знаете нашего человека. Он живёт по принципу «Если нельзя, но очень надо, то можно!». Вот, для того, чтобы этот принцип не сработал бы в этот раз и карантин не был бы нарушен, больницу оцепили внутренние войска. Они стояли на своих постах неприметно, но очень надёжно. На территорию больницы можно было войти, но выйти уже было нельзя никому.

Москву закрыли. Авиационное и железнодорожное сообщение, включая пригородное, было остановлено. Шоссе из города перекрыты войсками. Нельзя было допустить прорыва инфекции за черту города.

Еще можно почитать  Где можно разжигать костер и жарить шашлыки? На даче, в частном доме и на природе в 2019 году. Информация от Администрации Волгоградской области

Один из друзей художника успел вылететь в Париж, его международный рейс развернули прямо в воздухе и вернули в Москву.

Семью художника Кокорекина, которая успела выехать из Москвы до карантина, усиленно искали. Когда она была обнаружена, собрали и вывезли на карантин всех, кто так или иначе контактировал с ней, начиная от заправщиков на бензоколонке и заканчивая самими милиционерами.

Это были беспрецедентные меры, но на карту была поставлена жизнь всего человечества или, по крайней мере, большей его части!

По городу колесили сотни машин скорой помощи, собирая контактёров Кокорекина.

В первые же дни сотрудники КГБ и милиции установили около 10 тысяч таких контактёров, причём, примерно 2 тысячи из них — это те, кто непосредственно встречался с Кокорекиным по прилёте в Москву или прикасался к его вещам (пассажиры самолёта, таможенники, таксист, родственники и знакомые, врачи, покупатели в комиссионном магазине и так далее).

В Боткинскую больницу доставили дочь Кокорекина, преподавательницу института, которая принимала у неё зачёт, вместе со всеми студентами (всего около 120 человек). Понятно, что Боткинская больница уже не могла вместить такое количество людей, поэтому были организованы дополнительные помещения для карантина.

«В город пришла беда»

А широкомасштабные меры по борьбе с возможной эпидемией продолжали осуществляться. Деньги на эти мероприятия не жалелись. Вся полнота власти была отдана медикам. Силовые структуры лишь активно помогали им. По решению штаба по борьбе с вирусом закрывались магазины, бани, школы, институты, проводилась дезинфекция улиц, помещений, транспорта. Всё это очень хорошо показано в художественном фильме «В город пришла беда» 1966 года выпуска. Фильм старый, чёрно-белый, но его легко найти в интернете и посмотреть.

Однако и болезнь наносила ответные удары. К 15 января 1960 года было выявлено 19 человек, заболевших натуральной оспой (к концу событий их станет 45).

Страховой агент, который заходил в квартиру Кокорекина после его смерти, мальчик-пациент, который лежал в Боткинской больнице на этаж выше бывшей палаты Кокорекина – оспа проникла к нему через вентиляцию. Другой пациент Боткинской больницы вообще находился в противоположном крыле здания. Он случайно дотронулся до халата врача, контактировавшего с Кокорекиным ещё до его смерти.

Истопник, который проходил мимо палаты Кокорекина, когда его только привезли в Боткинскую больницу.

Сотрудница регистратуры, бравшая в руки телефонную трубку, до которой дотрагивался врач, лечивший Кокорекина в самом начале.

Троих из 45 заболевших спасти не удалось (для натуральной оспы это очень хороший показатель – всего 6%).

Медики, милиция, сотрудники КГБ сбивались с ног, в поисках контактов Кокорекина и других заболевших людей (ведь тот же истопник, прежде чем заболел сам, уходил домой и мог передать вирус кому угодно). Врачи понимали: лучше посадить на карантин 1000 здоровых людей, чем оставить в городе одного заражённого. Но, кроме этого, они прекрасно понимали, что нет никакой гарантии, что они обнаружили всех носителей опасного вируса.

Началась вторая стадия борьбы с возможной эпидемией – срочная поголовная дополнительная вакцинация всего населения Москвы и Московской области.

Для этого в город, со всех уголков Советского Союза, была направлена вакцина от оспы. За считанные дни надо было привить около 10 миллионов человек. В этой операции принимали участие порядка 30 тысяч медработников. Им помогала армия и милиция.

Прививочные пункты открывались в больницах, поликлиниках, школах, детских садах воинских частях, на предприятиях, в районных домах культуры, кинотеатрах. Более чем в 3 тысячах прививочных пунктов днём и ночью работало почти 9 тысяч прививочных бригад.

Вакцины не хватало. Пришлось задействовать военную авиацию, чтобы срочно перебросить её из дальних уголков страны.

Весь смысл вакцинации был в том, чтобы провести её практически одновременно у всех, не дав болезни не единого шанса.

Врачи победили. Чёрная оспа не ушла за пределы города. От момента приезда Кокорекина в Москву до полной ликвидации угрозы эпидемии прошло всего 44 дня. Из них только 19 пришлось на непосредственную ликвидацию угрозы эпидемии. Менее чем через две недели Москва заработала в обычном режиме.

Весь мир, уже приготовившийся к самому худшему, был потрясён этим подвигом врачей и властей страны!

ЗЫ. Страшные фото больных черной оспой решила на вставлять.

И пусть этот пост будет без морали и вывода. Просто увлекательный детектив.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *